Чем красота горячего металла

Лев Ошанин. ТЕКСТЫ ПЕСЕН 1970-х ГОДОВ

Чем красота горячего металла

На данной странице представлены тексты песен советского поэта Льва Ошанина 1970-х годов на музыку советских композиторов Владимира Шаинского, Александра Морозова, Павла Аедоницкого, Владислава Казенина, Анатолия Новикова, Олега Иванова, Игоря Лученка, Георгия Мовсесяна, Владимира Мигули, Игоря Якушенко, Давида Тухманова, Юрия Антонова, Алексея Мажукова, Раймонда Паулса

Лев Ошанин. ПЕСНЯ О ГОРЯЧЕМ МЕТАЛЛЕ

Музыка В. Шаинского

Нужен мне родной кусочек неба,
Пониманье дела своего,
Да еще твою улыбку мне бы, —
Больше мне не нужно ничего.

Прекрасен лес, и поле, и цветы,
Песчаный плес и лодка у причала.
Но в мире нет прекрасней красоты,
Чем красота горячего металла.

Ты не рвись вперед, чтоб все глядели, —
Для всего придет своя пора.
Но зато в своем любимом деле
Непременно выйди в мастера.

Каждый вечер день уходит старый,
По-иному надо петь и жить.
Но душа, ребята, не гитара —
На семь струн ее не уложить.

Прекрасен лес, и поле, и цветы.
Песчаный плес и лодка у причала.
Но в мире нет прекрасней красоты,
Чем красота горячего металла.

Лев Ошанин. МУЖСКАЯ КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Далеко от северных сияний,
До зеленых солнечных дорог, —
Ты лежишь на папином диване,
В основном пока что поперек.

Ждать нам больше некого —
Мама, ты да я.
Спи, моя молекула,
Зоренька моя.

Кулачки коротенькие сжаты,
Вскинуты, как два карандаша.
До чего смешна и хороша ты,
Нами утвержденная душа.

Не спеши в походы и в полеты,
Спи пока в домашней тишине,
Потому что спать — твоя работа,
Потому что ты растешь во сне.

Ждать нам больше некого —
Мама, ты да я.
Спи, моя молекула,
Зоренька моя.

Лев Ошанин. ЯРОСЛАВИЯ

Музыка П. Аедоницкого

Ты проходишь походкой плавной,
Манишь встречного красотой.
— Как зовут тебя? — Ярославна.
— Ярославна моя, постой!

Разве сердце отдать не вправе я
Той, что с солнцем обручена?
А вокруг тебя Ярославия —
Древнерусская сторона.

Голубые глаза большие
Подарил тебе волжский плёс.
От июльских полей России
Теплота золотых волос.

Ярославна, тебя я славлю,
Славлю землю мою в цвету,
Славлю молодость Ярославля,
Нашу русскую красоту.

Разве сердце отдать не вправе я
Той, что с солнцем обручена?
А вокруг тебя Ярославия —
Древнерусская сторона.

Лев Ошанин. РОДНОЙ ГОРОДОК

Здесь пели тебе кузнечиков скрипки,
Здесь берег твоих подруг и друзей,
И первой беды, и первой ошибки,
И первой звезды, и первой улыбки,
И первой любви, хотя речь не о ней.

Земля на заре, как юность, туманна.
Ивановский край — мой ласковый дом.
В сережках цветных, в снегу сарафанном,
Сестрица моя — Береза Иванна,
О чем ты сейчас шумишь под окном?

Везде хорошо, где ты еще не был.
Но лучше всего одна сторона —
Где пахнет святым родительским хлебом,
Где птицы звенят под утренним небом
О синих цветах зеленого льна.

Быть может, уйду легко и беспечно
В полуденный зной, в ночной холодок.
Но чащей лесной, дорогой заречной
По круглой земле, земле бесконечной
Тропа приведет в родной городок.

Лев Ошанин. ПЕСНЯ РУССКОГО СЕРДЦА

Есть у России березоньки белые,
Кедры, забывшие, сколько им лет,
Горы, от вечных ветров поседелые,
Реки, которым названия нет.

Есть соловьиные песни бессвязные,
Зори полей и огни городов.
Есть у России сердца безотказные,
Мудрые руки ее мастеров.

Солнышко глянет иль вьюга завьюжится
Слушай просторы и вольно дыши.
Есть у России солдатское мужество,
Вечный огонь материнской души.

Лев Ошанин. ТАЛАЯ ВОДА

Словно тысячи вёсен назад,
Птицы с юга на север летят.
Не хотят задержаться нигде,
А торопятся к талой воде.

Талая вода,
Шалая вода,
Всё с тобою связано — радость и беда.
Шалая вода,
Талая вода, —
От меня вчерашнего больше нет следа.

У весенней бездомной воды
Белой птицей явилась мне ты.
В душу бросила взгляд голубой,
Словно вымытый талой водой.
Будут весны звенеть. Только мне
Возвращаться все к той же весне.
И в удаче спешить, и в беде
К милой Родине, к талой воде.

Талая вода,
Шалая вода,
Все с тобою связано — радость и беда.
Шалая вода,
Талая вода, —
Словно птица белая, в сердце навсегда.

Лев Ошанин. РОДИНЕ

В радуге, в снегу, в дожде, в росе
Ты, земля, такая же, как все.
Но, моей любовью создана,
Для меня на свете ты одна.

В твоей судьбе
Огонь надежд и поиск вечный,
И детский смех, и думы матерей,
И вечный бой за счастье человечье,
И зори звездных кораблей.

В радуге, в снегу, в дожде, в росе
Ты, земля, такая же, как все.
Но, моей любовью создана,
Для меня на свете ты одна.

Передо мной
Несметные твои богатства.
Я твой солдат, строитель и кузнец.
Цвети в веках, страна людского братства,
Союз республик и сердец.

В радуге, в снегу, в дожде, в росе
Ты, земля, такая же, как все.
Но, моей любовью создана,
Для меня на свете ты одна,
Родина,
На свете ты одна!

Лев Ошанин. БУДУТ ГОРЕТЬ ЗАКАТЫ

В мире огромном столько путей,
В веке двадцатом столько людей, —
Не затеряйся в пестрой толпе,
Чтобы я смог крикнуть тебе:

Будут гореть закаты
Только для нас двоих.
Будут полынь и мята
Только для нас двоих.
И облака, и звездный прибой —
Всё будет только для нас с тобой.

Крикнула птица в сонном гнезде.
Солнце садится прямо к воде,
Падает в воду, как в забытьи.
Мне протяни руки твои!

Будут гореть закаты
Только для нас двоих.
Будут полынь и мята
Только для нас двоих.
И облака и звездный прибой —
Все будет только для нас с тобой.

Лев Ошанин. НЕОБЖИТОЕ ОБЖИВЁМ

Музыка Г. Мовсесяна

Еще не имеет названья земля,
Кругом комары пускаются в пляс.
Нас трудной работой разбудит заря
И станет земля любимой для нас.

Необжитое обживем,
А пока что под кедром старым
Две палатки и три гитары
Новым городом мы зовем.

Ах, если б ты знал, старина-вертолет,
Как мы тебя ждем, как мы тебя ждем.
За тридцать лесов и за сорок болот
И ночью и днем, и ночью и днем.

Поселка пока еще, в сущности, нет.
Вагончик для нас почти что дворец.
А свадьбы встречают таежный рассвет
Огнями костров, огнями сердец.

Необжитое обживем,
А пока что под кедром старым
Две палатки и три гитары
Новым городом мы зовем.

Лев Ошанин. МЫ ИДЁМ В ОГОНЬ

Мы долю выбрали свою,
Она мужская, да, мужская.
И мы теперь всегда в бою,
У нас профессия такая.
В слепом огне пылает дом
И стонут балки под ногами.
А мы идем, а мы идем,
И тушим пламя, тушим пламя.

Мы идем в огонь,
В яростный огонь.
Ты слышишь, время, как день за днем
Мы только крепнем, не отступая,
Мы только крепнем в борьбе с огнем.

Ревет пылающая нефть,
Просторы мучая земные.
А мы, от дыма онемев,
Смиряем реки нефтяные.
Что с нами было в том дыму,
Как было весело и страшно,
Мы не расскажем никому —
Мы просто были в рукопашной.

А мы такие же, как вы —
Ребята с силой непочатой.
Вот скинем маски с головы,
И пусть влюбляются девчата.
Мы долю выбрали свою,
Она мужская, да, мужская!
И мы теперь всегда в бою —
У нас профессия такая.

Мы идем в огонь,
В яростный огонь.
Ты слышишь, время, как день за днем
Мы только крепнем, не отступая,
Мы только крепнем в борьбе с огнем.

Лев Ошанин. ОКСАНА

Музыка Г. Мовсесяна

Мы с тобой не забудем, нет,
Этот утренний полустанок.
Я тебе прошептал: «Рассвет».
Ты ответила: «Да, свитанок».

Ты полоснула
мне по сердцу черной бровью.
Перевернуло
судьбу мою Приднепровье.
Только звенит беспощадно
и беспрестанно
Имя — Оксана, Оксана.

Снится мне колдовская бровь,
Снится карих очей сверканье —
Под Москвой говорят: «Любовь»,
На Днепре говорят: «Кохання».

Солнцем песня моя полна,
А для праздника есть причина —
В дом мой скоро войдет жена,
На Днепре говорят: «Дружина».

Ты полоснула
мне по сердцу черной бровью.
Перевернуло
судьбу мою Приднепровье.
Только звенит беспощадно
и беспрестанно
Имя — Оксана, Оксана.

Лев Ошанин. ВЕСЕННЯЯ БЕССОННИЦА

Музыка Г. Мовсесяна

Ошалели ребята от вечного дня,
Ходят, песней бренча и гитарой звеня,
Ходят парни, всей улице спать не дают,
И Джульеттам своим серенады поют.

А речка скоро тронется,
Растает лохматый лед.
Весенняя бессонница
Покоя мне не дает.

Солнце только что скрылось за синей горой
И встает уже, день начиная второй.
Через облако чертит крутую дугу,
Задыхаясь от счастья, за ним я бегу.

Пусть кончается ночь — все равно не уснем,
Я с ребятами вместе пою под окном.
Все слова переврав, перепутав напев,
От улыбки твоей, от весны захмелев.

А речка скоро тронется,
Растает лохматый лед,
Весенняя бессонница
Покоя мне не дает.

Лев Ошанин. Я ВИЖУ ТЕБЯ

Я вижу тебя за дымкой тумана,
За серою сеткой дождя.
Я вижу тебя нежданно-незванно,
Повсюду я вижу тебя.

И сразу мир совсем не тот,
И сразу солнышко встает,
И сразу музыка и радуга
Рисуют цветы.
А я, как во сне,
Бегу по весне,
И сердце, словно колокол,
И всюду ты.

Я вижу тебя, глаза поднимая
На утренней тихой заре.
Я вижу тебя в сиреневом мае
И в белом седом декабре.

Я вижу тебя и в поезде позднем,
И дома, и в дальнем краю.
Ненастной порой и ночью беззвездной
Повсюду тебя узнаю.

И сразу мир совсем не тот,
И сразу солнышко встает,
И сразу музыка и радуга
Рисуют цветы.
А я как во сне
Бегу по весне,
И сердце, словно колокол,
И всюду ты.

Лев Ошанин. ТАШКЕНТ

Музыка Д. Тухманова

Есть на Востоке добрый город
В кольце садов, в кольце огней.
Он по-особенному дорог
Просторной Родине моей.
Он весело и чернооко
Глядит со смуглого чела.
Сияй, Ташкент — звезда Востока,
Столица дружбы и тепла.

Когда война опустошала,
Гасила окна городов,
Его земля теплом дышала,
Дарила людям хлеб и кров.
Чье сердце было одиноко,
К тому надежда здесь пришла.
Сияй, Ташкент — звезда Востока,
Столица дружбы и тепла.

Когда угрюмая стихия
Под ним взломала полземли,
Была с ним рядом вся Россия
И все республики мои.
Глядит он тысячами окон,
Вершит высокие дела.
Сияй, Ташкент — звезда Востока,
Столица дружбы и тепла.

Текст написан совместно с Р. Бабаджаном

Лев Ошанин. ЭТО ГОВОРИМ МЫ

Музыка Г. Мовсесяна

Дальняя даль никому не помешала —
Мы собрались со всего земного шара.
Мы собрались за чертою океана
Здесь, на твоей молодой земле, Гавана.

Небо надо мной, небо надо мной
Как сомбреро, как сомбреро.
Берег золотой, берег золотой —
Варадеро, Варадеро.
Куба далека, Куба далека,
Куба рядом, Куба рядом, —
Это говорим, это говорим мы!

Ты заиграй, зазвени над миром, радость.
Тысячи рук мы сплетаем, камарадос.
Тысячи глаз на тебя глядят, Гавана.
Тысячу раз говорим мы неустанно:

Небо надо мной, небо надо мной.

Жить и любить — это счастье нам досталось.
Пусть навсегда от земли отступит старость.
Мы — это жизнь на огромном белом свете.
Мы — это мир на столетья, на столетья.

Небо надо мной, небо надо мной
Как сомбреро, как сомбреро.
Берег золотой, берег золотой —
Варадеро, Варадеро.
Куба далека, Куба далека,
Куба рядом, Куба рядом —
Это говорим, это говорим мы.

Лев Ошанин. СНЕЖНАЯ ПЕСНЯ

Музыка Г. Мовсесяна

И время иное, и новые лица,
А в сердце опять фронтовой непокой —
Я вижу землянку над Западной Лицей,
Над трудной рекой, над кровавой рекой.

Печали забудьте, обиды не троньте —
Пусть будет военная память строга.
Проснитесь, солдаты Карельского фронта.
Вставайте, ребята, стряхните снега.

И те, кого нет уже, снова живые.
И снег на горе от осколков рябой.
Мой старый товарищ, не здесь ли впервые
Мы цвет своей крови узнали с тобой.

Мы много с тех пор башмаков износили.
И вновь на местах, где шумели бои,
Глядим мы, седые старшины России,
В ушедшие, вечные годы свои.

Печали забудьте, обиды не троньте.
Пусть будет военная память строга.
Проснитесь, солдаты Карельского фронта.
Вставайте, ребята, стряхните снега.

Лев Ошанин. А ЕСЛИ ПОВЕЗЁТ

Музыка Г. Мовсесяна

За перелесками, за полустанками,
За чертежами, за станками, за баранками
Еще не знали мы, еще не ведали,
Что мы душой с тобой давно уж моряки.

А служба службою везде —
И на земле и на воде,
И друга верная рука
С тобой в любой беде.
А если очень повезет,
Тебя дорога приведет
На Тихоокеанский флот!

И повзрослели мы, и закурили мы
Совсем не где-нибудь еще, а за Курилами.
Письмо идет сюда порой три месяца.
Но знаю точно, что ко мне оно дойдет.

А к жизни на море уже привычны мы,
Пускай не боцманы пока, пускай не мичманы,
Но службу трудную несем отлично мы.
Вы так и знайте это там, на берегу.

А служба службою везде
И на земле, и на воде,
И друга верная рука
С тобой в любой беде.
А если очень повезет,
Тебя дорога приведет
На Тихоокеанский флот!
На наш Краснознаменный флот!

Лев Ошанин. СУМЕРКИ

Сходятся синие сумерки,
Полные тихими думами.
Так почему-то особенно
В сумерки хочется счастья.
Хочется счастья тревожного,
Звонкого, неосторожного.
Что ж ты его теряешь,
Может быть, ты не знаешь —
В сумерки хочется счастья.

Тихо качается деревце,
С ветром секретами делится.
В сумерки сердце надеется, —
Может, ты все угадаешь?
Тают минуты бесценные,
Тают необыкновенные.
Что же ты их теряешь,
Может быть, ты не знаешь —
В сумерки хочется счастья.

В синем свеченье изменчивом
Ты улыбнулась застенчиво,
Ты улыбнулась доверчиво,
Ты наконец улыбнулась.
Ах, эти милые сумерки,
Как они славно придумали, —
Видишь, почти не видно,
Слышишь, почти неслышно
Входит на цыпочках счастье.

Лев Ошанин. ТЕБЕ

Ни на час не расставаясь,
Все делить хочу с тобою —
Пыль далеких переходов,
Шум листвы и плеск прибоя.

Только что могу я сделать,
Если путь ведет в просторы,
То тебе леса приснятся,
То моя дорога — в горы.

Я тебя не стану мучать,
Не хочу ничем обидеть.
Может, это даже лучше —
Столько дней тебя не видеть.

Лев Ошанин. ПОЕЗД ЮНОСТИ

Рано или поздно все сугробы тают
И ломают реки старый лед.
Рано или поздно люди вырастают —
Вот и подошел он, наш черед.

А юность — это смелость,
А смелость — это почерк.
И мы найдем страницы
Для наших строчек.
Мы найдем дорогу,
Куда зовут рассветы,
И где на поезд счастья
Берут билеты.

То, что нам сегодня все пока непросто,
Станет проще, может быть, потом.
То, что нам сегодня вроде не по росту,
Завтра мы с тобой перерастем.

Мы пройдем по чащам, по таежным рекам,
Мы откроем новый Самотлор.
Ведь не зря, наверно, эстафету века
Нам с тобой доверил комсомол.

А юность — это смелость,
А смелость — это почерк.
И мы найдем страницы
Для наших строчек.
Мы найдем дорогу,
Куда зовут рассветы,
И где на поезд счастья
Берут билеты.

Лев Ошанин. ЖЕЛТОГЛАЗАЯ НОЧЬ

Наконец-то мы вместе, и вечер обрадован,
И тоска расплелась, и печали — на слом.
Желтоглазая ночь, ты за мной не подглядывай,
Обними и укрой нас мохнатым крылом.

Желтоглазая ночь, свою милость яви.
Желтоглазая ночь, ты царица любви.
Ты должна нас понять, ты должна нам
помочь, —
Как мы ждали тебя, желтоглазая ночь.

Мы искали друг друга на улицах города,
В переулках ошибок блуждали не раз.
Мы искали любовь в недомолвках и шорохах,
И мы ждали твоих заколдованных глаз.

Как теперь нам расстаться — мы сердцем
опознаны.
В наше прошлое больше не сыщешь следа.
Все решится сейчас под безмолвными звездами.
Если ж нет — не решится уже никогда.

Желтоглазая ночь, свою милость яви.
Желтоглазая ночь, ты царица любви.
Ты должна нас понять, ты должна нам помочь, —
Как мы ждали тебя, желтоглазая ночь.

Лев Ошанин. ОЗЕРО

Ой, ты, озеро голубое
В тихой прозелени лесной.
Встали елочки над тобою,
Словно сестры, одна к одной.
И под каждой из этих елок,
Днем и в шорохе полутьмы,
Сколько было на них иголок,
Столько раз целовались мы.

Доброе озеро, теплое озеро,
Ты зачем мою любовь заморозило.

Улыбались на елках росы
Возле озера моего.
А на том берегу березы —
Белоствольное баловство.
Над судьбою дожди нависли.
И под каждой из тех берез,
Сколько было на ветках листьев,
Столько пролито было слез.

Доброе озеро, теплое озеро,
Ты зачем мою любовь заморозило.

Источник

Текст песни Эдуард Хиль — Песня о горячем металле

Оригинальный текст и слова песни Песня о горячем металле:

Нужен мне родной кусочек неба,
Пониманье дела своего,
А еще — твою улыбку мне бы,
Больше мне не нужно ничего.

Припев:
Прекрасен лес, и поле, и цветы,
Прекрасен лес, и поле, и цветы,
Песчаный плёс, и лодка у причала,
Но в мире нет прекрасней красоты,
Но в мире нет прекрасней красоты,
Чем красота горячего металла!

Ты не рвись вперед, чтоб все глядели,
Для всего придет своя пора,
Но зато в своем любимом деле
Непременно выйди в мастера.

Каждый вечер день уходит старый,
По иному надо петь и жить,
А душа, ребята, не гитара —
На семь струн ее не уложить.

Перевод на русский или английский язык текста песни — Песня о горячем металле исполнителя Эдуард Хиль:

I need a native piece of heaven,
Understanding of their business,
And yet — I have your smile,
More I do not need anything.

Chorus:
Beautiful woods and fields and flowers,
Beautiful woods and fields and flowers,
Rocky Reach and the boat mooring,
But the world is not perfect beauty,
But the world is not perfect beauty,
The beauty of hot metal!

You do not rvis forward to all looked,
For all its time to come,
But in his favorite business
Be sure to go out to the master.

Every evening the old day out,
In other to sing and live
And the soul, guys, not the guitar —
In seven strings it does not put.

Если нашли опечатку в тексте или переводе песни Песня о горячем металле, просим сообщить об этом в комментариях.

Источник

Чем красота горячего металла

Чем красота горячего металла

Чем красота горячего металла

Сормово.рф запись закреплена

150 ЛЕТ СОРМОВСКОМУ МАРТЕНУ.
(могло бы быть)

Красота горячего металла.
Прекрасен лес, и поле, и цветы.
Песчаный плес и лодка у причала.
Но в мире нет прекрасней красоты,
Чем красота горячего металла.
Л. Ошанин

16 марта 1870 года в Сормове произошло событие, ставшее настоящим прорывом в промышленности того времени. На Сормовском заводе была пущена первая в России мартеновская печь. Мартеновской она была названа по имени изобретателя, француза Пьера Эмиля Мартена.

А построил ее молодой талантливый инженер Александр Износков, которого в 1870 году привез в Сормово основатель завода Дмитрий Егорович Бенардаки.
Печь имела ёмкость в 2,5 тонны и была предназначена для выплавки стали из доменного чугуна. Особенность работы такой печи состоит в возможности контролировать качество металла, вносить в него необходимые добавки и получать сталь различных марок.

С тех пор мартеновские печи стали неотъемлемой частью черной металлургии. Благодаря им проходила сталинская индустриализация. В суровые годы Великой Отечественной войны из мартеновской стали отливались столь необходимые для военных нужд гусеничные танки, винтовки и снаряды. Трудоёмкое и опасное для здоровья сталеваров производство было очень важным в тот сложный период, а мартеновские печи считались показателем мощи советской эпохи.

Источник

Лев Ошанин. ТЕКСТЫ ПЕСЕН 1970-х ГОДОВ

Чем красота горячего металла

На данной странице представлены тексты песен советского поэта Льва Ошанина 1970-х годов на музыку советских композиторов Владимира Шаинского, Александра Морозова, Павла Аедоницкого, Владислава Казенина, Анатолия Новикова, Олега Иванова, Игоря Лученка, Георгия Мовсесяна, Владимира Мигули, Игоря Якушенко, Давида Тухманова, Юрия Антонова, Алексея Мажукова, Раймонда Паулса

Лев Ошанин. ПЕСНЯ О ГОРЯЧЕМ МЕТАЛЛЕ

Музыка В. Шаинского

Нужен мне родной кусочек неба,
Пониманье дела своего,
Да еще твою улыбку мне бы, —
Больше мне не нужно ничего.

Прекрасен лес, и поле, и цветы,
Песчаный плес и лодка у причала.
Но в мире нет прекрасней красоты,
Чем красота горячего металла.

Ты не рвись вперед, чтоб все глядели, —
Для всего придет своя пора.
Но зато в своем любимом деле
Непременно выйди в мастера.

Каждый вечер день уходит старый,
По-иному надо петь и жить.
Но душа, ребята, не гитара —
На семь струн ее не уложить.

Прекрасен лес, и поле, и цветы.
Песчаный плес и лодка у причала.
Но в мире нет прекрасней красоты,
Чем красота горячего металла.

Лев Ошанин. МУЖСКАЯ КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Далеко от северных сияний,
До зеленых солнечных дорог, —
Ты лежишь на папином диване,
В основном пока что поперек.

Ждать нам больше некого —
Мама, ты да я.
Спи, моя молекула,
Зоренька моя.

Кулачки коротенькие сжаты,
Вскинуты, как два карандаша.
До чего смешна и хороша ты,
Нами утвержденная душа.

Не спеши в походы и в полеты,
Спи пока в домашней тишине,
Потому что спать — твоя работа,
Потому что ты растешь во сне.

Ждать нам больше некого —
Мама, ты да я.
Спи, моя молекула,
Зоренька моя.

Лев Ошанин. ЯРОСЛАВИЯ

Музыка П. Аедоницкого

Ты проходишь походкой плавной,
Манишь встречного красотой.
— Как зовут тебя? — Ярославна.
— Ярославна моя, постой!

Разве сердце отдать не вправе я
Той, что с солнцем обручена?
А вокруг тебя Ярославия —
Древнерусская сторона.

Голубые глаза большие
Подарил тебе волжский плёс.
От июльских полей России
Теплота золотых волос.

Ярославна, тебя я славлю,
Славлю землю мою в цвету,
Славлю молодость Ярославля,
Нашу русскую красоту.

Разве сердце отдать не вправе я
Той, что с солнцем обручена?
А вокруг тебя Ярославия —
Древнерусская сторона.

Лев Ошанин. РОДНОЙ ГОРОДОК

Здесь пели тебе кузнечиков скрипки,
Здесь берег твоих подруг и друзей,
И первой беды, и первой ошибки,
И первой звезды, и первой улыбки,
И первой любви, хотя речь не о ней.

Земля на заре, как юность, туманна.
Ивановский край — мой ласковый дом.
В сережках цветных, в снегу сарафанном,
Сестрица моя — Береза Иванна,
О чем ты сейчас шумишь под окном?

Везде хорошо, где ты еще не был.
Но лучше всего одна сторона —
Где пахнет святым родительским хлебом,
Где птицы звенят под утренним небом
О синих цветах зеленого льна.

Быть может, уйду легко и беспечно
В полуденный зной, в ночной холодок.
Но чащей лесной, дорогой заречной
По круглой земле, земле бесконечной
Тропа приведет в родной городок.

Лев Ошанин. ПЕСНЯ РУССКОГО СЕРДЦА

Есть у России березоньки белые,
Кедры, забывшие, сколько им лет,
Горы, от вечных ветров поседелые,
Реки, которым названия нет.

Есть соловьиные песни бессвязные,
Зори полей и огни городов.
Есть у России сердца безотказные,
Мудрые руки ее мастеров.

Солнышко глянет иль вьюга завьюжится
Слушай просторы и вольно дыши.
Есть у России солдатское мужество,
Вечный огонь материнской души.

Лев Ошанин. ТАЛАЯ ВОДА

Словно тысячи вёсен назад,
Птицы с юга на север летят.
Не хотят задержаться нигде,
А торопятся к талой воде.

Талая вода,
Шалая вода,
Всё с тобою связано — радость и беда.
Шалая вода,
Талая вода, —
От меня вчерашнего больше нет следа.

У весенней бездомной воды
Белой птицей явилась мне ты.
В душу бросила взгляд голубой,
Словно вымытый талой водой.
Будут весны звенеть. Только мне
Возвращаться все к той же весне.
И в удаче спешить, и в беде
К милой Родине, к талой воде.

Талая вода,
Шалая вода,
Все с тобою связано — радость и беда.
Шалая вода,
Талая вода, —
Словно птица белая, в сердце навсегда.

Лев Ошанин. РОДИНЕ

В радуге, в снегу, в дожде, в росе
Ты, земля, такая же, как все.
Но, моей любовью создана,
Для меня на свете ты одна.

В твоей судьбе
Огонь надежд и поиск вечный,
И детский смех, и думы матерей,
И вечный бой за счастье человечье,
И зори звездных кораблей.

В радуге, в снегу, в дожде, в росе
Ты, земля, такая же, как все.
Но, моей любовью создана,
Для меня на свете ты одна.

Передо мной
Несметные твои богатства.
Я твой солдат, строитель и кузнец.
Цвети в веках, страна людского братства,
Союз республик и сердец.

В радуге, в снегу, в дожде, в росе
Ты, земля, такая же, как все.
Но, моей любовью создана,
Для меня на свете ты одна,
Родина,
На свете ты одна!

Лев Ошанин. БУДУТ ГОРЕТЬ ЗАКАТЫ

В мире огромном столько путей,
В веке двадцатом столько людей, —
Не затеряйся в пестрой толпе,
Чтобы я смог крикнуть тебе:

Будут гореть закаты
Только для нас двоих.
Будут полынь и мята
Только для нас двоих.
И облака, и звездный прибой —
Всё будет только для нас с тобой.

Крикнула птица в сонном гнезде.
Солнце садится прямо к воде,
Падает в воду, как в забытьи.
Мне протяни руки твои!

Будут гореть закаты
Только для нас двоих.
Будут полынь и мята
Только для нас двоих.
И облака и звездный прибой —
Все будет только для нас с тобой.

Лев Ошанин. НЕОБЖИТОЕ ОБЖИВЁМ

Музыка Г. Мовсесяна

Еще не имеет названья земля,
Кругом комары пускаются в пляс.
Нас трудной работой разбудит заря
И станет земля любимой для нас.

Необжитое обживем,
А пока что под кедром старым
Две палатки и три гитары
Новым городом мы зовем.

Ах, если б ты знал, старина-вертолет,
Как мы тебя ждем, как мы тебя ждем.
За тридцать лесов и за сорок болот
И ночью и днем, и ночью и днем.

Поселка пока еще, в сущности, нет.
Вагончик для нас почти что дворец.
А свадьбы встречают таежный рассвет
Огнями костров, огнями сердец.

Необжитое обживем,
А пока что под кедром старым
Две палатки и три гитары
Новым городом мы зовем.

Лев Ошанин. МЫ ИДЁМ В ОГОНЬ

Мы долю выбрали свою,
Она мужская, да, мужская.
И мы теперь всегда в бою,
У нас профессия такая.
В слепом огне пылает дом
И стонут балки под ногами.
А мы идем, а мы идем,
И тушим пламя, тушим пламя.

Мы идем в огонь,
В яростный огонь.
Ты слышишь, время, как день за днем
Мы только крепнем, не отступая,
Мы только крепнем в борьбе с огнем.

Ревет пылающая нефть,
Просторы мучая земные.
А мы, от дыма онемев,
Смиряем реки нефтяные.
Что с нами было в том дыму,
Как было весело и страшно,
Мы не расскажем никому —
Мы просто были в рукопашной.

А мы такие же, как вы —
Ребята с силой непочатой.
Вот скинем маски с головы,
И пусть влюбляются девчата.
Мы долю выбрали свою,
Она мужская, да, мужская!
И мы теперь всегда в бою —
У нас профессия такая.

Мы идем в огонь,
В яростный огонь.
Ты слышишь, время, как день за днем
Мы только крепнем, не отступая,
Мы только крепнем в борьбе с огнем.

Лев Ошанин. ОКСАНА

Музыка Г. Мовсесяна

Мы с тобой не забудем, нет,
Этот утренний полустанок.
Я тебе прошептал: «Рассвет».
Ты ответила: «Да, свитанок».

Ты полоснула
мне по сердцу черной бровью.
Перевернуло
судьбу мою Приднепровье.
Только звенит беспощадно
и беспрестанно
Имя — Оксана, Оксана.

Снится мне колдовская бровь,
Снится карих очей сверканье —
Под Москвой говорят: «Любовь»,
На Днепре говорят: «Кохання».

Солнцем песня моя полна,
А для праздника есть причина —
В дом мой скоро войдет жена,
На Днепре говорят: «Дружина».

Ты полоснула
мне по сердцу черной бровью.
Перевернуло
судьбу мою Приднепровье.
Только звенит беспощадно
и беспрестанно
Имя — Оксана, Оксана.

Лев Ошанин. ВЕСЕННЯЯ БЕССОННИЦА

Музыка Г. Мовсесяна

Ошалели ребята от вечного дня,
Ходят, песней бренча и гитарой звеня,
Ходят парни, всей улице спать не дают,
И Джульеттам своим серенады поют.

А речка скоро тронется,
Растает лохматый лед.
Весенняя бессонница
Покоя мне не дает.

Солнце только что скрылось за синей горой
И встает уже, день начиная второй.
Через облако чертит крутую дугу,
Задыхаясь от счастья, за ним я бегу.

Пусть кончается ночь — все равно не уснем,
Я с ребятами вместе пою под окном.
Все слова переврав, перепутав напев,
От улыбки твоей, от весны захмелев.

А речка скоро тронется,
Растает лохматый лед,
Весенняя бессонница
Покоя мне не дает.

Лев Ошанин. Я ВИЖУ ТЕБЯ

Я вижу тебя за дымкой тумана,
За серою сеткой дождя.
Я вижу тебя нежданно-незванно,
Повсюду я вижу тебя.

И сразу мир совсем не тот,
И сразу солнышко встает,
И сразу музыка и радуга
Рисуют цветы.
А я, как во сне,
Бегу по весне,
И сердце, словно колокол,
И всюду ты.

Я вижу тебя, глаза поднимая
На утренней тихой заре.
Я вижу тебя в сиреневом мае
И в белом седом декабре.

Я вижу тебя и в поезде позднем,
И дома, и в дальнем краю.
Ненастной порой и ночью беззвездной
Повсюду тебя узнаю.

И сразу мир совсем не тот,
И сразу солнышко встает,
И сразу музыка и радуга
Рисуют цветы.
А я как во сне
Бегу по весне,
И сердце, словно колокол,
И всюду ты.

Лев Ошанин. ТАШКЕНТ

Музыка Д. Тухманова

Есть на Востоке добрый город
В кольце садов, в кольце огней.
Он по-особенному дорог
Просторной Родине моей.
Он весело и чернооко
Глядит со смуглого чела.
Сияй, Ташкент — звезда Востока,
Столица дружбы и тепла.

Когда война опустошала,
Гасила окна городов,
Его земля теплом дышала,
Дарила людям хлеб и кров.
Чье сердце было одиноко,
К тому надежда здесь пришла.
Сияй, Ташкент — звезда Востока,
Столица дружбы и тепла.

Когда угрюмая стихия
Под ним взломала полземли,
Была с ним рядом вся Россия
И все республики мои.
Глядит он тысячами окон,
Вершит высокие дела.
Сияй, Ташкент — звезда Востока,
Столица дружбы и тепла.

Текст написан совместно с Р. Бабаджаном

Лев Ошанин. ЭТО ГОВОРИМ МЫ

Музыка Г. Мовсесяна

Дальняя даль никому не помешала —
Мы собрались со всего земного шара.
Мы собрались за чертою океана
Здесь, на твоей молодой земле, Гавана.

Небо надо мной, небо надо мной
Как сомбреро, как сомбреро.
Берег золотой, берег золотой —
Варадеро, Варадеро.
Куба далека, Куба далека,
Куба рядом, Куба рядом, —
Это говорим, это говорим мы!

Ты заиграй, зазвени над миром, радость.
Тысячи рук мы сплетаем, камарадос.
Тысячи глаз на тебя глядят, Гавана.
Тысячу раз говорим мы неустанно:

Небо надо мной, небо надо мной.

Жить и любить — это счастье нам досталось.
Пусть навсегда от земли отступит старость.
Мы — это жизнь на огромном белом свете.
Мы — это мир на столетья, на столетья.

Небо надо мной, небо надо мной
Как сомбреро, как сомбреро.
Берег золотой, берег золотой —
Варадеро, Варадеро.
Куба далека, Куба далека,
Куба рядом, Куба рядом —
Это говорим, это говорим мы.

Лев Ошанин. СНЕЖНАЯ ПЕСНЯ

Музыка Г. Мовсесяна

И время иное, и новые лица,
А в сердце опять фронтовой непокой —
Я вижу землянку над Западной Лицей,
Над трудной рекой, над кровавой рекой.

Печали забудьте, обиды не троньте —
Пусть будет военная память строга.
Проснитесь, солдаты Карельского фронта.
Вставайте, ребята, стряхните снега.

И те, кого нет уже, снова живые.
И снег на горе от осколков рябой.
Мой старый товарищ, не здесь ли впервые
Мы цвет своей крови узнали с тобой.

Мы много с тех пор башмаков износили.
И вновь на местах, где шумели бои,
Глядим мы, седые старшины России,
В ушедшие, вечные годы свои.

Печали забудьте, обиды не троньте.
Пусть будет военная память строга.
Проснитесь, солдаты Карельского фронта.
Вставайте, ребята, стряхните снега.

Лев Ошанин. А ЕСЛИ ПОВЕЗЁТ

Музыка Г. Мовсесяна

За перелесками, за полустанками,
За чертежами, за станками, за баранками
Еще не знали мы, еще не ведали,
Что мы душой с тобой давно уж моряки.

А служба службою везде —
И на земле и на воде,
И друга верная рука
С тобой в любой беде.
А если очень повезет,
Тебя дорога приведет
На Тихоокеанский флот!

И повзрослели мы, и закурили мы
Совсем не где-нибудь еще, а за Курилами.
Письмо идет сюда порой три месяца.
Но знаю точно, что ко мне оно дойдет.

А к жизни на море уже привычны мы,
Пускай не боцманы пока, пускай не мичманы,
Но службу трудную несем отлично мы.
Вы так и знайте это там, на берегу.

А служба службою везде
И на земле, и на воде,
И друга верная рука
С тобой в любой беде.
А если очень повезет,
Тебя дорога приведет
На Тихоокеанский флот!
На наш Краснознаменный флот!

Лев Ошанин. СУМЕРКИ

Сходятся синие сумерки,
Полные тихими думами.
Так почему-то особенно
В сумерки хочется счастья.
Хочется счастья тревожного,
Звонкого, неосторожного.
Что ж ты его теряешь,
Может быть, ты не знаешь —
В сумерки хочется счастья.

Тихо качается деревце,
С ветром секретами делится.
В сумерки сердце надеется, —
Может, ты все угадаешь?
Тают минуты бесценные,
Тают необыкновенные.
Что же ты их теряешь,
Может быть, ты не знаешь —
В сумерки хочется счастья.

В синем свеченье изменчивом
Ты улыбнулась застенчиво,
Ты улыбнулась доверчиво,
Ты наконец улыбнулась.
Ах, эти милые сумерки,
Как они славно придумали, —
Видишь, почти не видно,
Слышишь, почти неслышно
Входит на цыпочках счастье.

Лев Ошанин. ТЕБЕ

Ни на час не расставаясь,
Все делить хочу с тобою —
Пыль далеких переходов,
Шум листвы и плеск прибоя.

Только что могу я сделать,
Если путь ведет в просторы,
То тебе леса приснятся,
То моя дорога — в горы.

Я тебя не стану мучать,
Не хочу ничем обидеть.
Может, это даже лучше —
Столько дней тебя не видеть.

Лев Ошанин. ПОЕЗД ЮНОСТИ

Рано или поздно все сугробы тают
И ломают реки старый лед.
Рано или поздно люди вырастают —
Вот и подошел он, наш черед.

А юность — это смелость,
А смелость — это почерк.
И мы найдем страницы
Для наших строчек.
Мы найдем дорогу,
Куда зовут рассветы,
И где на поезд счастья
Берут билеты.

То, что нам сегодня все пока непросто,
Станет проще, может быть, потом.
То, что нам сегодня вроде не по росту,
Завтра мы с тобой перерастем.

Мы пройдем по чащам, по таежным рекам,
Мы откроем новый Самотлор.
Ведь не зря, наверно, эстафету века
Нам с тобой доверил комсомол.

А юность — это смелость,
А смелость — это почерк.
И мы найдем страницы
Для наших строчек.
Мы найдем дорогу,
Куда зовут рассветы,
И где на поезд счастья
Берут билеты.

Лев Ошанин. ЖЕЛТОГЛАЗАЯ НОЧЬ

Наконец-то мы вместе, и вечер обрадован,
И тоска расплелась, и печали — на слом.
Желтоглазая ночь, ты за мной не подглядывай,
Обними и укрой нас мохнатым крылом.

Желтоглазая ночь, свою милость яви.
Желтоглазая ночь, ты царица любви.
Ты должна нас понять, ты должна нам
помочь, —
Как мы ждали тебя, желтоглазая ночь.

Мы искали друг друга на улицах города,
В переулках ошибок блуждали не раз.
Мы искали любовь в недомолвках и шорохах,
И мы ждали твоих заколдованных глаз.

Как теперь нам расстаться — мы сердцем
опознаны.
В наше прошлое больше не сыщешь следа.
Все решится сейчас под безмолвными звездами.
Если ж нет — не решится уже никогда.

Желтоглазая ночь, свою милость яви.
Желтоглазая ночь, ты царица любви.
Ты должна нас понять, ты должна нам помочь, —
Как мы ждали тебя, желтоглазая ночь.

Лев Ошанин. ОЗЕРО

Ой, ты, озеро голубое
В тихой прозелени лесной.
Встали елочки над тобою,
Словно сестры, одна к одной.
И под каждой из этих елок,
Днем и в шорохе полутьмы,
Сколько было на них иголок,
Столько раз целовались мы.

Доброе озеро, теплое озеро,
Ты зачем мою любовь заморозило.

Улыбались на елках росы
Возле озера моего.
А на том берегу березы —
Белоствольное баловство.
Над судьбою дожди нависли.
И под каждой из тех берез,
Сколько было на ветках листьев,
Столько пролито было слез.

Доброе озеро, теплое озеро,
Ты зачем мою любовь заморозило.

Источник

Лев Ошанин. ТЕКСТЫ ПЕСЕН 1970-х ГОДОВ

Чем красота горячего металла

На данной странице представлены тексты песен советского поэта Льва Ошанина 1970-х годов на музыку советских композиторов Владимира Шаинского, Александра Морозова, Павла Аедоницкого, Владислава Казенина, Анатолия Новикова, Олега Иванова, Игоря Лученка, Георгия Мовсесяна, Владимира Мигули, Игоря Якушенко, Давида Тухманова, Юрия Антонова, Алексея Мажукова, Раймонда Паулса

Лев Ошанин. ПЕСНЯ О ГОРЯЧЕМ МЕТАЛЛЕ

Музыка В. Шаинского

Нужен мне родной кусочек неба,
Пониманье дела своего,
Да еще твою улыбку мне бы, —
Больше мне не нужно ничего.

Прекрасен лес, и поле, и цветы,
Песчаный плес и лодка у причала.
Но в мире нет прекрасней красоты,
Чем красота горячего металла.

Ты не рвись вперед, чтоб все глядели, —
Для всего придет своя пора.
Но зато в своем любимом деле
Непременно выйди в мастера.

Каждый вечер день уходит старый,
По-иному надо петь и жить.
Но душа, ребята, не гитара —
На семь струн ее не уложить.

Прекрасен лес, и поле, и цветы.
Песчаный плес и лодка у причала.
Но в мире нет прекрасней красоты,
Чем красота горячего металла.

Лев Ошанин. МУЖСКАЯ КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Далеко от северных сияний,
До зеленых солнечных дорог, —
Ты лежишь на папином диване,
В основном пока что поперек.

Ждать нам больше некого —
Мама, ты да я.
Спи, моя молекула,
Зоренька моя.

Кулачки коротенькие сжаты,
Вскинуты, как два карандаша.
До чего смешна и хороша ты,
Нами утвержденная душа.

Не спеши в походы и в полеты,
Спи пока в домашней тишине,
Потому что спать — твоя работа,
Потому что ты растешь во сне.

Ждать нам больше некого —
Мама, ты да я.
Спи, моя молекула,
Зоренька моя.

Лев Ошанин. ЯРОСЛАВИЯ

Музыка П. Аедоницкого

Ты проходишь походкой плавной,
Манишь встречного красотой.
— Как зовут тебя? — Ярославна.
— Ярославна моя, постой!

Разве сердце отдать не вправе я
Той, что с солнцем обручена?
А вокруг тебя Ярославия —
Древнерусская сторона.

Голубые глаза большие
Подарил тебе волжский плёс.
От июльских полей России
Теплота золотых волос.

Ярославна, тебя я славлю,
Славлю землю мою в цвету,
Славлю молодость Ярославля,
Нашу русскую красоту.

Разве сердце отдать не вправе я
Той, что с солнцем обручена?
А вокруг тебя Ярославия —
Древнерусская сторона.

Лев Ошанин. РОДНОЙ ГОРОДОК

Здесь пели тебе кузнечиков скрипки,
Здесь берег твоих подруг и друзей,
И первой беды, и первой ошибки,
И первой звезды, и первой улыбки,
И первой любви, хотя речь не о ней.

Земля на заре, как юность, туманна.
Ивановский край — мой ласковый дом.
В сережках цветных, в снегу сарафанном,
Сестрица моя — Береза Иванна,
О чем ты сейчас шумишь под окном?

Везде хорошо, где ты еще не был.
Но лучше всего одна сторона —
Где пахнет святым родительским хлебом,
Где птицы звенят под утренним небом
О синих цветах зеленого льна.

Быть может, уйду легко и беспечно
В полуденный зной, в ночной холодок.
Но чащей лесной, дорогой заречной
По круглой земле, земле бесконечной
Тропа приведет в родной городок.

Лев Ошанин. ПЕСНЯ РУССКОГО СЕРДЦА

Есть у России березоньки белые,
Кедры, забывшие, сколько им лет,
Горы, от вечных ветров поседелые,
Реки, которым названия нет.

Есть соловьиные песни бессвязные,
Зори полей и огни городов.
Есть у России сердца безотказные,
Мудрые руки ее мастеров.

Солнышко глянет иль вьюга завьюжится
Слушай просторы и вольно дыши.
Есть у России солдатское мужество,
Вечный огонь материнской души.

Лев Ошанин. ТАЛАЯ ВОДА

Словно тысячи вёсен назад,
Птицы с юга на север летят.
Не хотят задержаться нигде,
А торопятся к талой воде.

Талая вода,
Шалая вода,
Всё с тобою связано — радость и беда.
Шалая вода,
Талая вода, —
От меня вчерашнего больше нет следа.

У весенней бездомной воды
Белой птицей явилась мне ты.
В душу бросила взгляд голубой,
Словно вымытый талой водой.
Будут весны звенеть. Только мне
Возвращаться все к той же весне.
И в удаче спешить, и в беде
К милой Родине, к талой воде.

Талая вода,
Шалая вода,
Все с тобою связано — радость и беда.
Шалая вода,
Талая вода, —
Словно птица белая, в сердце навсегда.

Лев Ошанин. РОДИНЕ

В радуге, в снегу, в дожде, в росе
Ты, земля, такая же, как все.
Но, моей любовью создана,
Для меня на свете ты одна.

В твоей судьбе
Огонь надежд и поиск вечный,
И детский смех, и думы матерей,
И вечный бой за счастье человечье,
И зори звездных кораблей.

В радуге, в снегу, в дожде, в росе
Ты, земля, такая же, как все.
Но, моей любовью создана,
Для меня на свете ты одна.

Передо мной
Несметные твои богатства.
Я твой солдат, строитель и кузнец.
Цвети в веках, страна людского братства,
Союз республик и сердец.

В радуге, в снегу, в дожде, в росе
Ты, земля, такая же, как все.
Но, моей любовью создана,
Для меня на свете ты одна,
Родина,
На свете ты одна!

Лев Ошанин. БУДУТ ГОРЕТЬ ЗАКАТЫ

В мире огромном столько путей,
В веке двадцатом столько людей, —
Не затеряйся в пестрой толпе,
Чтобы я смог крикнуть тебе:

Будут гореть закаты
Только для нас двоих.
Будут полынь и мята
Только для нас двоих.
И облака, и звездный прибой —
Всё будет только для нас с тобой.

Крикнула птица в сонном гнезде.
Солнце садится прямо к воде,
Падает в воду, как в забытьи.
Мне протяни руки твои!

Будут гореть закаты
Только для нас двоих.
Будут полынь и мята
Только для нас двоих.
И облака и звездный прибой —
Все будет только для нас с тобой.

Лев Ошанин. НЕОБЖИТОЕ ОБЖИВЁМ

Музыка Г. Мовсесяна

Еще не имеет названья земля,
Кругом комары пускаются в пляс.
Нас трудной работой разбудит заря
И станет земля любимой для нас.

Необжитое обживем,
А пока что под кедром старым
Две палатки и три гитары
Новым городом мы зовем.

Ах, если б ты знал, старина-вертолет,
Как мы тебя ждем, как мы тебя ждем.
За тридцать лесов и за сорок болот
И ночью и днем, и ночью и днем.

Поселка пока еще, в сущности, нет.
Вагончик для нас почти что дворец.
А свадьбы встречают таежный рассвет
Огнями костров, огнями сердец.

Необжитое обживем,
А пока что под кедром старым
Две палатки и три гитары
Новым городом мы зовем.

Лев Ошанин. МЫ ИДЁМ В ОГОНЬ

Мы долю выбрали свою,
Она мужская, да, мужская.
И мы теперь всегда в бою,
У нас профессия такая.
В слепом огне пылает дом
И стонут балки под ногами.
А мы идем, а мы идем,
И тушим пламя, тушим пламя.

Мы идем в огонь,
В яростный огонь.
Ты слышишь, время, как день за днем
Мы только крепнем, не отступая,
Мы только крепнем в борьбе с огнем.

Ревет пылающая нефть,
Просторы мучая земные.
А мы, от дыма онемев,
Смиряем реки нефтяные.
Что с нами было в том дыму,
Как было весело и страшно,
Мы не расскажем никому —
Мы просто были в рукопашной.

А мы такие же, как вы —
Ребята с силой непочатой.
Вот скинем маски с головы,
И пусть влюбляются девчата.
Мы долю выбрали свою,
Она мужская, да, мужская!
И мы теперь всегда в бою —
У нас профессия такая.

Мы идем в огонь,
В яростный огонь.
Ты слышишь, время, как день за днем
Мы только крепнем, не отступая,
Мы только крепнем в борьбе с огнем.

Лев Ошанин. ОКСАНА

Музыка Г. Мовсесяна

Мы с тобой не забудем, нет,
Этот утренний полустанок.
Я тебе прошептал: «Рассвет».
Ты ответила: «Да, свитанок».

Ты полоснула
мне по сердцу черной бровью.
Перевернуло
судьбу мою Приднепровье.
Только звенит беспощадно
и беспрестанно
Имя — Оксана, Оксана.

Снится мне колдовская бровь,
Снится карих очей сверканье —
Под Москвой говорят: «Любовь»,
На Днепре говорят: «Кохання».

Солнцем песня моя полна,
А для праздника есть причина —
В дом мой скоро войдет жена,
На Днепре говорят: «Дружина».

Ты полоснула
мне по сердцу черной бровью.
Перевернуло
судьбу мою Приднепровье.
Только звенит беспощадно
и беспрестанно
Имя — Оксана, Оксана.

Лев Ошанин. ВЕСЕННЯЯ БЕССОННИЦА

Музыка Г. Мовсесяна

Ошалели ребята от вечного дня,
Ходят, песней бренча и гитарой звеня,
Ходят парни, всей улице спать не дают,
И Джульеттам своим серенады поют.

А речка скоро тронется,
Растает лохматый лед.
Весенняя бессонница
Покоя мне не дает.

Солнце только что скрылось за синей горой
И встает уже, день начиная второй.
Через облако чертит крутую дугу,
Задыхаясь от счастья, за ним я бегу.

Пусть кончается ночь — все равно не уснем,
Я с ребятами вместе пою под окном.
Все слова переврав, перепутав напев,
От улыбки твоей, от весны захмелев.

А речка скоро тронется,
Растает лохматый лед,
Весенняя бессонница
Покоя мне не дает.

Лев Ошанин. Я ВИЖУ ТЕБЯ

Я вижу тебя за дымкой тумана,
За серою сеткой дождя.
Я вижу тебя нежданно-незванно,
Повсюду я вижу тебя.

И сразу мир совсем не тот,
И сразу солнышко встает,
И сразу музыка и радуга
Рисуют цветы.
А я, как во сне,
Бегу по весне,
И сердце, словно колокол,
И всюду ты.

Я вижу тебя, глаза поднимая
На утренней тихой заре.
Я вижу тебя в сиреневом мае
И в белом седом декабре.

Я вижу тебя и в поезде позднем,
И дома, и в дальнем краю.
Ненастной порой и ночью беззвездной
Повсюду тебя узнаю.

И сразу мир совсем не тот,
И сразу солнышко встает,
И сразу музыка и радуга
Рисуют цветы.
А я как во сне
Бегу по весне,
И сердце, словно колокол,
И всюду ты.

Лев Ошанин. ТАШКЕНТ

Музыка Д. Тухманова

Есть на Востоке добрый город
В кольце садов, в кольце огней.
Он по-особенному дорог
Просторной Родине моей.
Он весело и чернооко
Глядит со смуглого чела.
Сияй, Ташкент — звезда Востока,
Столица дружбы и тепла.

Когда война опустошала,
Гасила окна городов,
Его земля теплом дышала,
Дарила людям хлеб и кров.
Чье сердце было одиноко,
К тому надежда здесь пришла.
Сияй, Ташкент — звезда Востока,
Столица дружбы и тепла.

Когда угрюмая стихия
Под ним взломала полземли,
Была с ним рядом вся Россия
И все республики мои.
Глядит он тысячами окон,
Вершит высокие дела.
Сияй, Ташкент — звезда Востока,
Столица дружбы и тепла.

Текст написан совместно с Р. Бабаджаном

Лев Ошанин. ЭТО ГОВОРИМ МЫ

Музыка Г. Мовсесяна

Дальняя даль никому не помешала —
Мы собрались со всего земного шара.
Мы собрались за чертою океана
Здесь, на твоей молодой земле, Гавана.

Небо надо мной, небо надо мной
Как сомбреро, как сомбреро.
Берег золотой, берег золотой —
Варадеро, Варадеро.
Куба далека, Куба далека,
Куба рядом, Куба рядом, —
Это говорим, это говорим мы!

Ты заиграй, зазвени над миром, радость.
Тысячи рук мы сплетаем, камарадос.
Тысячи глаз на тебя глядят, Гавана.
Тысячу раз говорим мы неустанно:

Небо надо мной, небо надо мной.

Жить и любить — это счастье нам досталось.
Пусть навсегда от земли отступит старость.
Мы — это жизнь на огромном белом свете.
Мы — это мир на столетья, на столетья.

Небо надо мной, небо надо мной
Как сомбреро, как сомбреро.
Берег золотой, берег золотой —
Варадеро, Варадеро.
Куба далека, Куба далека,
Куба рядом, Куба рядом —
Это говорим, это говорим мы.

Лев Ошанин. СНЕЖНАЯ ПЕСНЯ

Музыка Г. Мовсесяна

И время иное, и новые лица,
А в сердце опять фронтовой непокой —
Я вижу землянку над Западной Лицей,
Над трудной рекой, над кровавой рекой.

Печали забудьте, обиды не троньте —
Пусть будет военная память строга.
Проснитесь, солдаты Карельского фронта.
Вставайте, ребята, стряхните снега.

И те, кого нет уже, снова живые.
И снег на горе от осколков рябой.
Мой старый товарищ, не здесь ли впервые
Мы цвет своей крови узнали с тобой.

Мы много с тех пор башмаков износили.
И вновь на местах, где шумели бои,
Глядим мы, седые старшины России,
В ушедшие, вечные годы свои.

Печали забудьте, обиды не троньте.
Пусть будет военная память строга.
Проснитесь, солдаты Карельского фронта.
Вставайте, ребята, стряхните снега.

Лев Ошанин. А ЕСЛИ ПОВЕЗЁТ

Музыка Г. Мовсесяна

За перелесками, за полустанками,
За чертежами, за станками, за баранками
Еще не знали мы, еще не ведали,
Что мы душой с тобой давно уж моряки.

А служба службою везде —
И на земле и на воде,
И друга верная рука
С тобой в любой беде.
А если очень повезет,
Тебя дорога приведет
На Тихоокеанский флот!

И повзрослели мы, и закурили мы
Совсем не где-нибудь еще, а за Курилами.
Письмо идет сюда порой три месяца.
Но знаю точно, что ко мне оно дойдет.

А к жизни на море уже привычны мы,
Пускай не боцманы пока, пускай не мичманы,
Но службу трудную несем отлично мы.
Вы так и знайте это там, на берегу.

А служба службою везде
И на земле, и на воде,
И друга верная рука
С тобой в любой беде.
А если очень повезет,
Тебя дорога приведет
На Тихоокеанский флот!
На наш Краснознаменный флот!

Лев Ошанин. СУМЕРКИ

Сходятся синие сумерки,
Полные тихими думами.
Так почему-то особенно
В сумерки хочется счастья.
Хочется счастья тревожного,
Звонкого, неосторожного.
Что ж ты его теряешь,
Может быть, ты не знаешь —
В сумерки хочется счастья.

Тихо качается деревце,
С ветром секретами делится.
В сумерки сердце надеется, —
Может, ты все угадаешь?
Тают минуты бесценные,
Тают необыкновенные.
Что же ты их теряешь,
Может быть, ты не знаешь —
В сумерки хочется счастья.

В синем свеченье изменчивом
Ты улыбнулась застенчиво,
Ты улыбнулась доверчиво,
Ты наконец улыбнулась.
Ах, эти милые сумерки,
Как они славно придумали, —
Видишь, почти не видно,
Слышишь, почти неслышно
Входит на цыпочках счастье.

Лев Ошанин. ТЕБЕ

Ни на час не расставаясь,
Все делить хочу с тобою —
Пыль далеких переходов,
Шум листвы и плеск прибоя.

Только что могу я сделать,
Если путь ведет в просторы,
То тебе леса приснятся,
То моя дорога — в горы.

Я тебя не стану мучать,
Не хочу ничем обидеть.
Может, это даже лучше —
Столько дней тебя не видеть.

Лев Ошанин. ПОЕЗД ЮНОСТИ

Рано или поздно все сугробы тают
И ломают реки старый лед.
Рано или поздно люди вырастают —
Вот и подошел он, наш черед.

А юность — это смелость,
А смелость — это почерк.
И мы найдем страницы
Для наших строчек.
Мы найдем дорогу,
Куда зовут рассветы,
И где на поезд счастья
Берут билеты.

То, что нам сегодня все пока непросто,
Станет проще, может быть, потом.
То, что нам сегодня вроде не по росту,
Завтра мы с тобой перерастем.

Мы пройдем по чащам, по таежным рекам,
Мы откроем новый Самотлор.
Ведь не зря, наверно, эстафету века
Нам с тобой доверил комсомол.

А юность — это смелость,
А смелость — это почерк.
И мы найдем страницы
Для наших строчек.
Мы найдем дорогу,
Куда зовут рассветы,
И где на поезд счастья
Берут билеты.

Лев Ошанин. ЖЕЛТОГЛАЗАЯ НОЧЬ

Наконец-то мы вместе, и вечер обрадован,
И тоска расплелась, и печали — на слом.
Желтоглазая ночь, ты за мной не подглядывай,
Обними и укрой нас мохнатым крылом.

Желтоглазая ночь, свою милость яви.
Желтоглазая ночь, ты царица любви.
Ты должна нас понять, ты должна нам
помочь, —
Как мы ждали тебя, желтоглазая ночь.

Мы искали друг друга на улицах города,
В переулках ошибок блуждали не раз.
Мы искали любовь в недомолвках и шорохах,
И мы ждали твоих заколдованных глаз.

Как теперь нам расстаться — мы сердцем
опознаны.
В наше прошлое больше не сыщешь следа.
Все решится сейчас под безмолвными звездами.
Если ж нет — не решится уже никогда.

Желтоглазая ночь, свою милость яви.
Желтоглазая ночь, ты царица любви.
Ты должна нас понять, ты должна нам помочь, —
Как мы ждали тебя, желтоглазая ночь.

Лев Ошанин. ОЗЕРО

Ой, ты, озеро голубое
В тихой прозелени лесной.
Встали елочки над тобою,
Словно сестры, одна к одной.
И под каждой из этих елок,
Днем и в шорохе полутьмы,
Сколько было на них иголок,
Столько раз целовались мы.

Доброе озеро, теплое озеро,
Ты зачем мою любовь заморозило.

Улыбались на елках росы
Возле озера моего.
А на том берегу березы —
Белоствольное баловство.
Над судьбою дожди нависли.
И под каждой из тех берез,
Сколько было на ветках листьев,
Столько пролито было слез.

Доброе озеро, теплое озеро,
Ты зачем мою любовь заморозило.

Источник

Текст песни Эдуард Хиль — Песня о горячем металле

Оригинальный текст и слова песни Песня о горячем металле:

Нужен мне родной кусочек неба,
Пониманье дела своего,
А еще — твою улыбку мне бы,
Больше мне не нужно ничего.

Припев:
Прекрасен лес, и поле, и цветы,
Прекрасен лес, и поле, и цветы,
Песчаный плёс, и лодка у причала,
Но в мире нет прекрасней красоты,
Но в мире нет прекрасней красоты,
Чем красота горячего металла!

Ты не рвись вперед, чтоб все глядели,
Для всего придет своя пора,
Но зато в своем любимом деле
Непременно выйди в мастера.

Каждый вечер день уходит старый,
По иному надо петь и жить,
А душа, ребята, не гитара —
На семь струн ее не уложить.

Перевод на русский или английский язык текста песни — Песня о горячем металле исполнителя Эдуард Хиль:

I need a native piece of heaven,
Understanding of their business,
And yet — I have your smile,
More I do not need anything.

Chorus:
Beautiful woods and fields and flowers,
Beautiful woods and fields and flowers,
Rocky Reach and the boat mooring,
But the world is not perfect beauty,
But the world is not perfect beauty,
The beauty of hot metal!

You do not rvis forward to all looked,
For all its time to come,
But in his favorite business
Be sure to go out to the master.

Every evening the old day out,
In other to sing and live
And the soul, guys, not the guitar —
In seven strings it does not put.

Если нашли опечатку в тексте или переводе песни Песня о горячем металле, просим сообщить об этом в комментариях.

Источник

Лев Ошанин. ТЕКСТЫ ПЕСЕН 1970-х ГОДОВ

Чем красота горячего металла

На данной странице представлены тексты песен советского поэта Льва Ошанина 1970-х годов на музыку советских композиторов Владимира Шаинского, Александра Морозова, Павла Аедоницкого, Владислава Казенина, Анатолия Новикова, Олега Иванова, Игоря Лученка, Георгия Мовсесяна, Владимира Мигули, Игоря Якушенко, Давида Тухманова, Юрия Антонова, Алексея Мажукова, Раймонда Паулса

Лев Ошанин. ПЕСНЯ О ГОРЯЧЕМ МЕТАЛЛЕ

Музыка В. Шаинского

Нужен мне родной кусочек неба,
Пониманье дела своего,
Да еще твою улыбку мне бы, —
Больше мне не нужно ничего.

Прекрасен лес, и поле, и цветы,
Песчаный плес и лодка у причала.
Но в мире нет прекрасней красоты,
Чем красота горячего металла.

Ты не рвись вперед, чтоб все глядели, —
Для всего придет своя пора.
Но зато в своем любимом деле
Непременно выйди в мастера.

Каждый вечер день уходит старый,
По-иному надо петь и жить.
Но душа, ребята, не гитара —
На семь струн ее не уложить.

Прекрасен лес, и поле, и цветы.
Песчаный плес и лодка у причала.
Но в мире нет прекрасней красоты,
Чем красота горячего металла.

Лев Ошанин. МУЖСКАЯ КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Далеко от северных сияний,
До зеленых солнечных дорог, —
Ты лежишь на папином диване,
В основном пока что поперек.

Ждать нам больше некого —
Мама, ты да я.
Спи, моя молекула,
Зоренька моя.

Кулачки коротенькие сжаты,
Вскинуты, как два карандаша.
До чего смешна и хороша ты,
Нами утвержденная душа.

Не спеши в походы и в полеты,
Спи пока в домашней тишине,
Потому что спать — твоя работа,
Потому что ты растешь во сне.

Ждать нам больше некого —
Мама, ты да я.
Спи, моя молекула,
Зоренька моя.

Лев Ошанин. ЯРОСЛАВИЯ

Музыка П. Аедоницкого

Ты проходишь походкой плавной,
Манишь встречного красотой.
— Как зовут тебя? — Ярославна.
— Ярославна моя, постой!

Разве сердце отдать не вправе я
Той, что с солнцем обручена?
А вокруг тебя Ярославия —
Древнерусская сторона.

Голубые глаза большие
Подарил тебе волжский плёс.
От июльских полей России
Теплота золотых волос.

Ярославна, тебя я славлю,
Славлю землю мою в цвету,
Славлю молодость Ярославля,
Нашу русскую красоту.

Разве сердце отдать не вправе я
Той, что с солнцем обручена?
А вокруг тебя Ярославия —
Древнерусская сторона.

Лев Ошанин. РОДНОЙ ГОРОДОК

Здесь пели тебе кузнечиков скрипки,
Здесь берег твоих подруг и друзей,
И первой беды, и первой ошибки,
И первой звезды, и первой улыбки,
И первой любви, хотя речь не о ней.

Земля на заре, как юность, туманна.
Ивановский край — мой ласковый дом.
В сережках цветных, в снегу сарафанном,
Сестрица моя — Береза Иванна,
О чем ты сейчас шумишь под окном?

Везде хорошо, где ты еще не был.
Но лучше всего одна сторона —
Где пахнет святым родительским хлебом,
Где птицы звенят под утренним небом
О синих цветах зеленого льна.

Быть может, уйду легко и беспечно
В полуденный зной, в ночной холодок.
Но чащей лесной, дорогой заречной
По круглой земле, земле бесконечной
Тропа приведет в родной городок.

Лев Ошанин. ПЕСНЯ РУССКОГО СЕРДЦА

Есть у России березоньки белые,
Кедры, забывшие, сколько им лет,
Горы, от вечных ветров поседелые,
Реки, которым названия нет.

Есть соловьиные песни бессвязные,
Зори полей и огни городов.
Есть у России сердца безотказные,
Мудрые руки ее мастеров.

Солнышко глянет иль вьюга завьюжится
Слушай просторы и вольно дыши.
Есть у России солдатское мужество,
Вечный огонь материнской души.

Лев Ошанин. ТАЛАЯ ВОДА

Словно тысячи вёсен назад,
Птицы с юга на север летят.
Не хотят задержаться нигде,
А торопятся к талой воде.

Талая вода,
Шалая вода,
Всё с тобою связано — радость и беда.
Шалая вода,
Талая вода, —
От меня вчерашнего больше нет следа.

У весенней бездомной воды
Белой птицей явилась мне ты.
В душу бросила взгляд голубой,
Словно вымытый талой водой.
Будут весны звенеть. Только мне
Возвращаться все к той же весне.
И в удаче спешить, и в беде
К милой Родине, к талой воде.

Талая вода,
Шалая вода,
Все с тобою связано — радость и беда.
Шалая вода,
Талая вода, —
Словно птица белая, в сердце навсегда.

Лев Ошанин. РОДИНЕ

В радуге, в снегу, в дожде, в росе
Ты, земля, такая же, как все.
Но, моей любовью создана,
Для меня на свете ты одна.

В твоей судьбе
Огонь надежд и поиск вечный,
И детский смех, и думы матерей,
И вечный бой за счастье человечье,
И зори звездных кораблей.

В радуге, в снегу, в дожде, в росе
Ты, земля, такая же, как все.
Но, моей любовью создана,
Для меня на свете ты одна.

Передо мной
Несметные твои богатства.
Я твой солдат, строитель и кузнец.
Цвети в веках, страна людского братства,
Союз республик и сердец.

В радуге, в снегу, в дожде, в росе
Ты, земля, такая же, как все.
Но, моей любовью создана,
Для меня на свете ты одна,
Родина,
На свете ты одна!

Лев Ошанин. БУДУТ ГОРЕТЬ ЗАКАТЫ

В мире огромном столько путей,
В веке двадцатом столько людей, —
Не затеряйся в пестрой толпе,
Чтобы я смог крикнуть тебе:

Будут гореть закаты
Только для нас двоих.
Будут полынь и мята
Только для нас двоих.
И облака, и звездный прибой —
Всё будет только для нас с тобой.

Крикнула птица в сонном гнезде.
Солнце садится прямо к воде,
Падает в воду, как в забытьи.
Мне протяни руки твои!

Будут гореть закаты
Только для нас двоих.
Будут полынь и мята
Только для нас двоих.
И облака и звездный прибой —
Все будет только для нас с тобой.

Лев Ошанин. НЕОБЖИТОЕ ОБЖИВЁМ

Музыка Г. Мовсесяна

Еще не имеет названья земля,
Кругом комары пускаются в пляс.
Нас трудной работой разбудит заря
И станет земля любимой для нас.

Необжитое обживем,
А пока что под кедром старым
Две палатки и три гитары
Новым городом мы зовем.

Ах, если б ты знал, старина-вертолет,
Как мы тебя ждем, как мы тебя ждем.
За тридцать лесов и за сорок болот
И ночью и днем, и ночью и днем.

Поселка пока еще, в сущности, нет.
Вагончик для нас почти что дворец.
А свадьбы встречают таежный рассвет
Огнями костров, огнями сердец.

Необжитое обживем,
А пока что под кедром старым
Две палатки и три гитары
Новым городом мы зовем.

Лев Ошанин. МЫ ИДЁМ В ОГОНЬ

Мы долю выбрали свою,
Она мужская, да, мужская.
И мы теперь всегда в бою,
У нас профессия такая.
В слепом огне пылает дом
И стонут балки под ногами.
А мы идем, а мы идем,
И тушим пламя, тушим пламя.

Мы идем в огонь,
В яростный огонь.
Ты слышишь, время, как день за днем
Мы только крепнем, не отступая,
Мы только крепнем в борьбе с огнем.

Ревет пылающая нефть,
Просторы мучая земные.
А мы, от дыма онемев,
Смиряем реки нефтяные.
Что с нами было в том дыму,
Как было весело и страшно,
Мы не расскажем никому —
Мы просто были в рукопашной.

А мы такие же, как вы —
Ребята с силой непочатой.
Вот скинем маски с головы,
И пусть влюбляются девчата.
Мы долю выбрали свою,
Она мужская, да, мужская!
И мы теперь всегда в бою —
У нас профессия такая.

Мы идем в огонь,
В яростный огонь.
Ты слышишь, время, как день за днем
Мы только крепнем, не отступая,
Мы только крепнем в борьбе с огнем.

Лев Ошанин. ОКСАНА

Музыка Г. Мовсесяна

Мы с тобой не забудем, нет,
Этот утренний полустанок.
Я тебе прошептал: «Рассвет».
Ты ответила: «Да, свитанок».

Ты полоснула
мне по сердцу черной бровью.
Перевернуло
судьбу мою Приднепровье.
Только звенит беспощадно
и беспрестанно
Имя — Оксана, Оксана.

Снится мне колдовская бровь,
Снится карих очей сверканье —
Под Москвой говорят: «Любовь»,
На Днепре говорят: «Кохання».

Солнцем песня моя полна,
А для праздника есть причина —
В дом мой скоро войдет жена,
На Днепре говорят: «Дружина».

Ты полоснула
мне по сердцу черной бровью.
Перевернуло
судьбу мою Приднепровье.
Только звенит беспощадно
и беспрестанно
Имя — Оксана, Оксана.

Лев Ошанин. ВЕСЕННЯЯ БЕССОННИЦА

Музыка Г. Мовсесяна

Ошалели ребята от вечного дня,
Ходят, песней бренча и гитарой звеня,
Ходят парни, всей улице спать не дают,
И Джульеттам своим серенады поют.

А речка скоро тронется,
Растает лохматый лед.
Весенняя бессонница
Покоя мне не дает.

Солнце только что скрылось за синей горой
И встает уже, день начиная второй.
Через облако чертит крутую дугу,
Задыхаясь от счастья, за ним я бегу.

Пусть кончается ночь — все равно не уснем,
Я с ребятами вместе пою под окном.
Все слова переврав, перепутав напев,
От улыбки твоей, от весны захмелев.

А речка скоро тронется,
Растает лохматый лед,
Весенняя бессонница
Покоя мне не дает.

Лев Ошанин. Я ВИЖУ ТЕБЯ

Я вижу тебя за дымкой тумана,
За серою сеткой дождя.
Я вижу тебя нежданно-незванно,
Повсюду я вижу тебя.

И сразу мир совсем не тот,
И сразу солнышко встает,
И сразу музыка и радуга
Рисуют цветы.
А я, как во сне,
Бегу по весне,
И сердце, словно колокол,
И всюду ты.

Я вижу тебя, глаза поднимая
На утренней тихой заре.
Я вижу тебя в сиреневом мае
И в белом седом декабре.

Я вижу тебя и в поезде позднем,
И дома, и в дальнем краю.
Ненастной порой и ночью беззвездной
Повсюду тебя узнаю.

И сразу мир совсем не тот,
И сразу солнышко встает,
И сразу музыка и радуга
Рисуют цветы.
А я как во сне
Бегу по весне,
И сердце, словно колокол,
И всюду ты.

Лев Ошанин. ТАШКЕНТ

Музыка Д. Тухманова

Есть на Востоке добрый город
В кольце садов, в кольце огней.
Он по-особенному дорог
Просторной Родине моей.
Он весело и чернооко
Глядит со смуглого чела.
Сияй, Ташкент — звезда Востока,
Столица дружбы и тепла.

Когда война опустошала,
Гасила окна городов,
Его земля теплом дышала,
Дарила людям хлеб и кров.
Чье сердце было одиноко,
К тому надежда здесь пришла.
Сияй, Ташкент — звезда Востока,
Столица дружбы и тепла.

Когда угрюмая стихия
Под ним взломала полземли,
Была с ним рядом вся Россия
И все республики мои.
Глядит он тысячами окон,
Вершит высокие дела.
Сияй, Ташкент — звезда Востока,
Столица дружбы и тепла.

Текст написан совместно с Р. Бабаджаном

Лев Ошанин. ЭТО ГОВОРИМ МЫ

Музыка Г. Мовсесяна

Дальняя даль никому не помешала —
Мы собрались со всего земного шара.
Мы собрались за чертою океана
Здесь, на твоей молодой земле, Гавана.

Небо надо мной, небо надо мной
Как сомбреро, как сомбреро.
Берег золотой, берег золотой —
Варадеро, Варадеро.
Куба далека, Куба далека,
Куба рядом, Куба рядом, —
Это говорим, это говорим мы!

Ты заиграй, зазвени над миром, радость.
Тысячи рук мы сплетаем, камарадос.
Тысячи глаз на тебя глядят, Гавана.
Тысячу раз говорим мы неустанно:

Небо надо мной, небо надо мной.

Жить и любить — это счастье нам досталось.
Пусть навсегда от земли отступит старость.
Мы — это жизнь на огромном белом свете.
Мы — это мир на столетья, на столетья.

Небо надо мной, небо надо мной
Как сомбреро, как сомбреро.
Берег золотой, берег золотой —
Варадеро, Варадеро.
Куба далека, Куба далека,
Куба рядом, Куба рядом —
Это говорим, это говорим мы.

Лев Ошанин. СНЕЖНАЯ ПЕСНЯ

Музыка Г. Мовсесяна

И время иное, и новые лица,
А в сердце опять фронтовой непокой —
Я вижу землянку над Западной Лицей,
Над трудной рекой, над кровавой рекой.

Печали забудьте, обиды не троньте —
Пусть будет военная память строга.
Проснитесь, солдаты Карельского фронта.
Вставайте, ребята, стряхните снега.

И те, кого нет уже, снова живые.
И снег на горе от осколков рябой.
Мой старый товарищ, не здесь ли впервые
Мы цвет своей крови узнали с тобой.

Мы много с тех пор башмаков износили.
И вновь на местах, где шумели бои,
Глядим мы, седые старшины России,
В ушедшие, вечные годы свои.

Печали забудьте, обиды не троньте.
Пусть будет военная память строга.
Проснитесь, солдаты Карельского фронта.
Вставайте, ребята, стряхните снега.

Лев Ошанин. А ЕСЛИ ПОВЕЗЁТ

Музыка Г. Мовсесяна

За перелесками, за полустанками,
За чертежами, за станками, за баранками
Еще не знали мы, еще не ведали,
Что мы душой с тобой давно уж моряки.

А служба службою везде —
И на земле и на воде,
И друга верная рука
С тобой в любой беде.
А если очень повезет,
Тебя дорога приведет
На Тихоокеанский флот!

И повзрослели мы, и закурили мы
Совсем не где-нибудь еще, а за Курилами.
Письмо идет сюда порой три месяца.
Но знаю точно, что ко мне оно дойдет.

А к жизни на море уже привычны мы,
Пускай не боцманы пока, пускай не мичманы,
Но службу трудную несем отлично мы.
Вы так и знайте это там, на берегу.

А служба службою везде
И на земле, и на воде,
И друга верная рука
С тобой в любой беде.
А если очень повезет,
Тебя дорога приведет
На Тихоокеанский флот!
На наш Краснознаменный флот!

Лев Ошанин. СУМЕРКИ

Сходятся синие сумерки,
Полные тихими думами.
Так почему-то особенно
В сумерки хочется счастья.
Хочется счастья тревожного,
Звонкого, неосторожного.
Что ж ты его теряешь,
Может быть, ты не знаешь —
В сумерки хочется счастья.

Тихо качается деревце,
С ветром секретами делится.
В сумерки сердце надеется, —
Может, ты все угадаешь?
Тают минуты бесценные,
Тают необыкновенные.
Что же ты их теряешь,
Может быть, ты не знаешь —
В сумерки хочется счастья.

В синем свеченье изменчивом
Ты улыбнулась застенчиво,
Ты улыбнулась доверчиво,
Ты наконец улыбнулась.
Ах, эти милые сумерки,
Как они славно придумали, —
Видишь, почти не видно,
Слышишь, почти неслышно
Входит на цыпочках счастье.

Лев Ошанин. ТЕБЕ

Ни на час не расставаясь,
Все делить хочу с тобою —
Пыль далеких переходов,
Шум листвы и плеск прибоя.

Только что могу я сделать,
Если путь ведет в просторы,
То тебе леса приснятся,
То моя дорога — в горы.

Я тебя не стану мучать,
Не хочу ничем обидеть.
Может, это даже лучше —
Столько дней тебя не видеть.

Лев Ошанин. ПОЕЗД ЮНОСТИ

Рано или поздно все сугробы тают
И ломают реки старый лед.
Рано или поздно люди вырастают —
Вот и подошел он, наш черед.

А юность — это смелость,
А смелость — это почерк.
И мы найдем страницы
Для наших строчек.
Мы найдем дорогу,
Куда зовут рассветы,
И где на поезд счастья
Берут билеты.

То, что нам сегодня все пока непросто,
Станет проще, может быть, потом.
То, что нам сегодня вроде не по росту,
Завтра мы с тобой перерастем.

Мы пройдем по чащам, по таежным рекам,
Мы откроем новый Самотлор.
Ведь не зря, наверно, эстафету века
Нам с тобой доверил комсомол.

А юность — это смелость,
А смелость — это почерк.
И мы найдем страницы
Для наших строчек.
Мы найдем дорогу,
Куда зовут рассветы,
И где на поезд счастья
Берут билеты.

Лев Ошанин. ЖЕЛТОГЛАЗАЯ НОЧЬ

Наконец-то мы вместе, и вечер обрадован,
И тоска расплелась, и печали — на слом.
Желтоглазая ночь, ты за мной не подглядывай,
Обними и укрой нас мохнатым крылом.

Желтоглазая ночь, свою милость яви.
Желтоглазая ночь, ты царица любви.
Ты должна нас понять, ты должна нам
помочь, —
Как мы ждали тебя, желтоглазая ночь.

Мы искали друг друга на улицах города,
В переулках ошибок блуждали не раз.
Мы искали любовь в недомолвках и шорохах,
И мы ждали твоих заколдованных глаз.

Как теперь нам расстаться — мы сердцем
опознаны.
В наше прошлое больше не сыщешь следа.
Все решится сейчас под безмолвными звездами.
Если ж нет — не решится уже никогда.

Желтоглазая ночь, свою милость яви.
Желтоглазая ночь, ты царица любви.
Ты должна нас понять, ты должна нам помочь, —
Как мы ждали тебя, желтоглазая ночь.

Лев Ошанин. ОЗЕРО

Ой, ты, озеро голубое
В тихой прозелени лесной.
Встали елочки над тобою,
Словно сестры, одна к одной.
И под каждой из этих елок,
Днем и в шорохе полутьмы,
Сколько было на них иголок,
Столько раз целовались мы.

Доброе озеро, теплое озеро,
Ты зачем мою любовь заморозило.

Улыбались на елках росы
Возле озера моего.
А на том берегу березы —
Белоствольное баловство.
Над судьбою дожди нависли.
И под каждой из тех берез,
Сколько было на ветках листьев,
Столько пролито было слез.

Доброе озеро, теплое озеро,
Ты зачем мою любовь заморозило.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *