Что общего в отношении к собственности у протестантов и староверов кратко

Общее и различия между российскими старообрядцами и протестантами

Что общего в отношении к собственности у протестантов и староверов кратко

Алла Глинчикова

Трудовая этика старообрядчества и модернизация России в XIX и ХХ вв. russ.ru/pole

Я набросала, конечно, свои октябрьские тезисы, но я не собираюсь говорить долго. Мне хочется обменяться мнениями и задать вопросы, так как здесь есть интересные люди.

Тема стола заявлена так: «Трудовая этика старообрядчества и модернизация России». Но я бы хотела говорить не столько о трудовой этике, сколько о социальной этике старообрядчества. То есть, для меня важно, первое, то, какую роль играет – или сыграло, или не сыграло – старообрядчество в социальной эволюции нашего общества. И второй вопрос: перспективы сегодня, то есть поезд ушел или же мы можем говорить о том, что проблема формирования этих ценностей так до конца еще и не решена? Вот мой вопрос, моя проблематика.

Дело в том, что старообрядчество и раскол XVII века совпал с периодом формирования национальных государств в Европе: это конец XVI – начало XVII века. Вообще семнадцатый век, это очень важный момент развития европейского общества, к которому я отношу и Россию. Россия, с моей точки зрения, часть Европы хотя бы потому, что она часть христианской ойкумены европейской. И XVII век – это эпоха перехода от сословно-патерналистских империй к национальным гражданским государствам. Я говорю гражданским, поскольку процесс, конечно, был растянут на несколько веков. Но начало было положено именно тогда. В этом смысле огромную роль сыграл именно переход от патерналистского досовременного типа общества и досовременного типа государственности к современному. Он был связан, во многом, как мне кажется, с трансформацией типа религиозности-морали.

В этом смысле веберовская концепция улавливает некоторые правильные нюансы. Меня часто упрекают в том, что я такой некритический веберианец, это не совсем так. Вебер больше делал упор на значении протестантской этики для действительного формирования капитализма – новых экономических отношений, трудовой этики и так далее. В европейской Реформации я увидела индивидуализацию веры, индивидуализацию морали, необходимые для трансформации общества от патерналистского к обществу современному, в перспективе – гражданскому. То есть, что значит современное общество? Патерналистское общество – это общество, интегрированное извне, интегрированное с помощью политики, с помощью государства. Современное (гражданское) общество – это общество, которое объединено, прежде всего, внутренними связями. Это общество, способное к самостоятельной интеграции, формированию гражданских институтов. Это общество, которое оказалось способно поставить политический вопрос перед существующим типом государственности, и привести к трансформации этой государственности (как это было в случае Английской революции XVII века). Меня интересовали именно эти стороны и русского старообрядчества XVII века, и европейской Реформации.

На какие новые ценности акцентировало внимание старообрядчество, и почему, с моей точки зрения, реализация этих ценностей была бы важна для модернизации российского общества и формирования современного национального гражданского государства в России? И почему срыв в свое время индивидуализации веры в ходе русского раскола привел к сбою вот этого процесса перехода от сословного патерналистского типа государственности к национально-гражданскому типу государственности. Я просто перечислю эти ценности сейчас, чтобы не вдаваться в подробности.

В первой части я буду говорить об общем, в данном случае, что есть общего у старообрядчества и протестантизма, а во второй части я скажу о различиях. Потому что люди, не прочитавшие внимательно мою книгу, иногда упрекают меня в том, что я называю старообрядчество реформацией. Это не так. Я не случайно взяла это слово в кавычки в названии, ни в коем случае я не отождествляю старообрядчество с реформацией. Хотя бы даже потому, что старообрядчество и реформация – были ответами на разные формы кризиса, на разные типы вызова. Но у них есть общее. Я выделю общее и обращу внимание на различия.

1. Ценности, общие для российских старообрядцев и западных протестантов

На какие ценности обращает внимание старообрядчество, которые в перспективе ведут к трансформации общества от патерналистского к гражданскому?

Первое – это представление о вере, как факторе личной индивидуальной ответственности человека перед самим собой, перед Богом, перед обществом. То есть, то, что я называю индивидуализацией веры, индивидуализацией морали, без которой невозможно формирование внутренних самостоятельных интегративных связей, невозможно формирование доверия, необходимого для внутренней, добровольной, гражданской интеграции общества.

Вторая ценность – это идея универсальности человеческой природы, как мы назвали бы это сегодня. Вообще, и первое, и второе, с моей точки зрения, это не просто старообрядческое, а это действительно истинно христианские ценности. То, что мы забываем сегодня, и то, что сейчас очень важно. Сегодня часто можно услышать, что есть люди достойные образования и иных жизненных социальных благ (их иногда называют «талантливыми» и даже «успешными») и есть люди недостойные, обреченные на нищету, невежество, болезни. За всеми этими доводами как-то забывается о принципе универсальности человеческой природы, заложенном в христианстве. Наоборот, отстаивается принцип, что есть и оправданы, вообще говоря, границы внутри человеческого сообщества вплоть до расового принципа.

А ведь исторически изначально именно этот христианский принцип универсальности человеческой природы, возрожденный в ходе европейской Реформации и был противопоставлен средневековому патерналистскому принципу сословности. С этого шага началось в Европе движение к современным принципам равенства гражданских прав и идее гражданского единства. К сожалению, этот важный христианский принцип, на несколько столетий был забыт в России после исторического поражения старообрядчества. К несчастью, в определенный период нашей истории официальная Церковь фактически санкционировала в России крепостное право, тем самым было по существу дано согласие на отказ от принципа универсальности человеческой природы, превращение человека в вещь.

Третья ценность – ценность социального начала и вообще значение общественного начала в жизни человека. На первый взгляд, кажется, что если речь идет о ценностях Модерна, то нужно говорить об индивидуализме. Там, где нет ценности индивидуализма, там нет ценности частной собственности, нет ценности капитализма, нет ценности автономии личности. Но это не совсем так. По-настоящему модернизация это не только реабилитация ценности отдельной личности, но и реабилитация ценности всеобщего в новой индивидуализированной форме. Утрата ценности всеобщего, как личной ценности каждого является не меньшим препятствием для развития современного общества, чем неуважение к суверенитету личности. Поэтому содержащаяся в старообрядчестве идея внутреннего индивидуального долга и ответственности каждого человека за социальное целое и связанная с этим идея ограничителей эгоизма очень важна для трансформации патерналистского общества в современное-гражданское.

Четвертая ценность – это ценность общественного интереса, не подавляющего суверенитет личности. Мне кажется, это важное преимущество старообрядчества по сравнению, скажем, с тем, как понимался в атеистическом плане коммунистический принцип. Там тоже был принцип похожий – ценность общественного интереса. Но у коммунизма, в особенности, у той формы, которую принял коммунизм в России, не хватало, на мой взгляд, вот этого духовного компонента, способного защитить и обосновать ценность суверенитета личности, неприкосновенность личного духовного и физического начала. В том смысле, что в коммунизме как таковом этот принцип не содержится с необходимостью.

Пятая ценность – защита частного начала, которая начинается с защиты приватного в сфере духовного. Это тоже ценность старообрядчества, ведущая к модернизации.

Шестая ценность – это ценность значения мирской жизни. Но реабилитируется она очень своеобразно, сохраняя при этом особый тип соединения мирского и духовного.

Седьмая ценность – ценность социально-экономической инициативы, социальной вовлеченности. Разумеется, исторически речь шла о старообрядческой общине, а не о крепостническом романовском государстве, которое старообрядцы не принимали. Вот эта ценность тоже присутствует в старообрядчестве. И она очень важна для формирования современного социума. Важно, что «социальность» старообрядчества направлена против идеи безразличия к судьбе ближнего, которая сегодня ошибочно рассматривается, как основополагающая ценность модернизации. Старообрядчество, напротив, соединяет ценность автономии личности с заинтересованностью в судьбе ближнего, в судьбе целого. И в этом был секрет эффективности старообрядческих общин. Благотворительная деятельность старообрядцев, направленная на образование, здравоохранение, социальную поддержку нуждающихся, играла очень важную роль в воспроизводстве той социальной среды, в которой только и возможно современное эффективное предпринимательство.

Восьмая ценность – трудовая этика и связанная с ней идея личного аскетизма. Нам внушают, что гедонизм работает на капитализм, а капитализм означает эффективное общественное развитие. Поэтому модернизацию понимают как нагнетание «эгоизма». Но это не так. Уже Вебер показал, что этика разумного ограничения эгоизма со стороны самой личности, содержавшаяся в идеях Реформации, сыграла не менее важную роль в развитии буржуазных отношений. Аскетизм и самоограничение способствуют эффективному развитию промышленных отношений не меньше, чем гедонизм. Но особенно важна роль разумного самоограничения в формировании и поддержании новой, свободной гражданской социальности.

Девятый момент. Ценность личной порядочности, личной моральности. Здесь я хочу перейти к идее соотношения морали и политики, морали и экономики. Мне кажется, что очень опасно разделение морали и экономики, морали и политики, которое выдается за характерную черту модернизации. На самом деле, это не так. Модернизация – это не разрыв, а, скорее, новое соединение морали и политики, новое соединение морали и экономики. Есть соединение морали и политики патерналистское, а есть гражданское. На самом деле, разделение морали и политики ведет не к модернизации, а к криминализации. Так же, как морали и экономики. Более того, я хочу сказать, что деморализованное общество не способно ни к самозащите, ни к внутренней интеграции, ни к продуктивной деятельности. Оно нуждается в вертухаях, оно нуждается в телохранителях, оно нуждается в службах, которые пресекают коррупцию, но которые реально не могут пресечь коррупцию и погружаются в нее все глубже, и так далее.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *